Приветствую Вас, Гость | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Gothmog 
Форум » Энциклопедия » Сражения » Гражаданские и междоусобные войны первой эпохи
Гражаданские и междоусобные войны первой эпохи
GothmogДата: Среда, 25.01.2012, 15:41 | Сообщение # 1
Center
Зам.Главного Администратора
Валар
Группа: Администраторы
Сообщений: 1098
Награды: 13
Статус: Offline
Разорение Дориата сыновьями Феанора

После вторичной смерти Берена и Лютиэн владыка лесных эльфов Оссирианда принёс Диору Элухилю в Дориат Наугламир с вправленным в него Сильмариллом. И когда Диор одел ожерелье, стал он казаться прекраснее всех детей Илуватара. Слух об этом быстро распространился по Белерианду, узнали об этом и сыновья Феанора. Прежде, когда ожерелье носила Лютиэн, никто не смел напасть на неё, теперь же они выдвинули Диору ультиматум с требованием вернуть камень им. Диор же ничего не ответил, и тогда Келегорм убедил братьев напасть на Дориат.

Сыновья Феанора внезапно появились в Менегроте, и разразилась вторая братоубийственная резня. Диор лично убил Келегорма, Куруфина и Карантира, но и сам погиб, а вместе с ним его жена Нимлот, и многие другие эльфы. Юных сыновей Диора, Элуреда и Элурина, слуги Келегорма бросили умирать в лесу, там они, вероятно, и сгинули. Впоследстии Маэдрос сожалел об этом и долго искал их в лесах Дориата, но поиски его были тщетными.

Эльвинг же, дочери Диора, удалось вместе с Наугламиром бежать к устьям Сириона, где она присоединилась к прочим беженцам из разрушенных Гондолина и Дориата. Там же она стала женой великого морехода Эарендила, сына Туора и Идрили.

Падение Гаваней Сириона

После падения Гондолина и разрушения Дориата многие беженцы оттуда из числа эльдар, а также оставшиеся в живых люди из Трёх домов эдайн жили у устий Сириона, где строили корабли и путешествовали на них на остров Балар и дальше, в Великое Море. В числе их была и Эльвинг, дочь Диора, жена Эарендила, которая владела Сильмариллом, добытым Береном и Лютиэн из Железной короны Моргота.
Однажды, в то время, когда Эарендил был в море, известия о том, что Эльвинг жива и по-прежнему владеет Сильмариллом, дошли до Маэдроса, сына Феанора. Мучаясь от мысли, что их страшная клятва остаётся неисполненной, Маэдрос и Маглор отправились к устьям Сириона с предложением уступить им камень в обмен на дружбу. Однако Эльвинг и весь народ Сириона с возмущением отказали им.

После этого сыновья Феанора напали на изгнанников Гондолина и Дориата. Битва была настолько жестокой, что многие эльфы из народов Маэдроса и Маглора отказались участвовать в ней, а некоторые перешли на сторону жителей Гаваней Сириона. На выручку поспешили корабли Кирдана и Гил-Галада, но было уже поздно: сыновья Феанора одержали победу и захватили в плен Элронда и Элроса, сыновей Эарендила и Эльвинг. Однако Сильмарилл добыть им не удалось: Эльвинг, одев Наугламир с Сильмариллом, бросилась в море. К счастью, она не погибла: Ульмо спас её, дав ей облик большой белой птицы, и она добралась до корабля Эарендила, Вингилота. Элронда и Элроса же воспитал Маглор, который пожалел и полюбил их.

Гражданская война в Бретиле

После смерти своей жены Морвен Хурин, обессиленный, старый и голодный, не разбирая дороги пошёл прочь от Камня Несчастных, где он оставил тело жены, будучи не в силах нести его, дошёл до Тейглинского брода и рухнул без чувств на Хауд-эн-Эллет. Там на следующее утро его обнаружил сторожевой отряд народа Бретиля под командой Мантора, который послал вождь людей Дома Халет, Харданг, который не любил людей Дома Хадора и хорошо помнил время негласного правления в племени Турина Турамбара.

Одиз из воинов отряда, Авранк, тут же предложил убить Хурина, помня, какая слава следует за ним. Однако Мантор пристыдил его и, когда Хурин пришёл в себя, предложил ему еду и помощь. Хурин же попросил отвести его к халаду. Мантор исполнил его просьбу, однако Авранк, в нарушение приказа Мантора, покинул отряд и первым рассказал всё Хардангу, который любил его. В результате, когда Хурин вместе с Мантором добрался до Дворца Вождей, ему был оказан весьма холодный приём: Харданг не предложил ему сесть и не дал еды, и только по просьбе Мантора распорядился дать ему табуретку, насмехаясь над Хурином. Однако оскорблённый Хурин внезапно вскочил и запустил табуреткой в Харданга, зацепив ему лоб, после чего высказал Хардангу всё, что думал, о его обращении с собой. Авранк же, только и ожидая этого, по приказу Харданга объявил Хурина пленником, обвинил его в покушении на халада и отвёл в пещерную тюрьму.

Авранк даже призывал немедленно убить Хурина, и многие из людей Бретиля послушали его, однако Мантор и его семья, почитавшие Хурина и Дом Хадора, остались на его стороне. Так разделился в первый раз Дом Халет.

На следующий день в Кругу Собрания Мантор говорил в защиту Хурина, рассказывая людям Бретиля о предложении Авранка убить его, и о его горестях, и о том, что в тюрьме его хотели отравить, подмешав яд в пищу. Он также восхвалял смелость и заслуги Хурина в борьбе с Морготом и спрашивал своих соплеменников, чем этот старый человек мог так сразу разгневать их вождя.

После этого встал сам Хурин и обвинил Харданга в потворствовании смерти его жены Морвен, а после этого спросил людей Бретиля, такого ли человека они хотели бы видеть своим вождём. И народ Халет закричал множеством голосов в ответ, и этот крик наполнил сердце Харданга страхом и удивлением, и, созвав своих слуг, он решил покинуть собрание и пошёл к выходу. Люди же восприняли это как знак согласия со всеми обвинениями в его адрес и закричали о том, что Харданга надо посадить в тюрьму, и стали угрожать ему оружием. Харданг испугался и побежал ко Дворцу Вождей, где ему удалось укрыться, но народ окружил Дворец и осадил там Харданга, Авранка и их сторонников. Когда Хурин и Мантор прибыли ко дворцу, гнев осаждавших перехлёстывал через край, однако Мантор пытался сдерживать народ и даже пообещал тем из осаждённых, кто выйдет из дворца без оружия, не задерживать их, если они согласятся предстать перед судом на следующий день (даже Хардангу и Авранку). Однако ответом ему была лишь стрела, просвистевшая мимо уха. Разгневанный народ попытался сломать двери дворца, и многие были убиты стрелами, пущенные из его окон.

Нападающие, доведённые до крайности, сложили у дверей дворца дрова и дали осаждённым время на выход без оружия до наступления темноты. В противном случае они грозились поджечь дворец. Это и было сделано после захода солнца, ибо никто так и не вышел к осаждающим. Дворец загорелся, однако Хардангу и Авранку удалось выбраться через маленькую заднюю дверь, выходившую на окружавшую дворец стену.

Им удалось незамеченными перелезть через неё, но снаружи их заметили. Авранк сумел бежать под прикрытием темноты, Харданг же был менее удачлив и был тяжело ранен копьём в спину. Его притащили к Хурину и Мантору и там, перед лицом смерти, он сказал, что не знал о присутствии Морвен в Бретиле, и после этого умер. Мантор подтвердил слова Харданга, сказав, что после гибели Глаурунга люди Бретиля не ходили в те места, и вызвался дать Хурину людей для похорон тела Морвен.

На следующий день отряд людей Бретиля под водительством Мантора вместе с Хурином добрался до Камня Несчастных и похоронил под ним тело Морвен. Возвращаясь обратно на Амон Обел, они остановились передохнуть, и в это время кто-то пустил из леса стрелу, попавшую Мантору в бок. Люди попытались поймать стрелка и увидели Авранка, убегающего в лесную чащу. Они погнались за ним, но не смогли его поймать. До того, как вернулись преследователи Авранка, Мантор как последний из халадинов рода Халет попросил Хурина уйти из Бретиля до того, как эта земля погибнет окончательно, ибо тень от проклятия, наложенного на Хурина и его род Морготом, упала на Бретиль. После этого Хурин покинул отряд, а Мантор, отказавшись от того, чтобы его несли на Амон Обел, с криком выдернул стрелу из раны и умер. Так погиб последний из халадинов рода Халет, и с тех пор Бретиль управлялся менее родовитыми людьми.

После смерти Мантора гнев людей Бретиля утих, и они пригласили Авранка быть их вождём, поскольку никого более благородного уже не было в живых. Однако Авранк не пользовался таким уважением среди народа, как старые вожди, и народ Бретиля рассеялся по лесу и снова стал жить на своих хуторах, занимаясь каждый своими делами и не имея верховного вождя, а сила их с тех пор навсегда уменьшилась.


Верховный военачальник Ангбанда.
 
Форум » Энциклопедия » Сражения » Гражаданские и междоусобные войны первой эпохи
Страница 1 из 11
Поиск: